Показавшие многим путь ко спасению…

Монахиня Ермогена (Вера Сергеевна Заломова)

Лет 20 назад, почти сразу после моего воцерковления, моя мама рассказала мне, что родная сестра моей прабабушки Вера Сергеевна Заломова была глубоко верующим человеком, помогала священнику, руководила общинкой сестёр и, может быть, была монахиней. Но ни храма, в котором служил этот священник, ни его имени, ни точного адреса, где жила Вера Сергеевна, ни места захоронения Веры Сергеевны мама не знала. И этого не знал никто из моих московских родственников. Все они были не воцерковлены.
Шли годы моей жизни в Церкви, и я всё чаще стала задумываться о судьбе Веры Сергеевны. Часто при этом мне приходила в голову мысль: «Найди могилу!» Мне казалось, что, наверное, могила этой родственницы не ухожена, оставлена и я должна найти её, чтобы привести всё в порядок. Примерно в 2012 году я начала поиски.

Сначала расспросила одну семью родных, которые жили в Туле (так как в Москве мне говорили, что Заломовы были из Тулы). Других родных в Туле я тогда не знала. Мне ответили, что Вера Сергеевна перед Великой Отечественной войной переехала из Тулы в Подмосковье на 42 км по Казанской железной дороге и похоронена на Щербинском кладбище. Жила я недалеко от Щербинского кладбища в Южном Бутово, так как за несколько лет до этого моя семья получила в Южном Бутово квартиру от Правительства Москвы, и поэтому вскоре туда поехала. В августе 2013 года я приехала на Щербинское кладбище и помолилась в храме Святой Живоначальной Троицы и подала поминовение о моих живых и усопших родных. В конторе Щербинского кладбища мне дали номер участка, на территории которого похоронена Вера Сергеевна Заломова, и я с молитвой стала ряд за рядом проходить этот участок и рассматривать надписи на всех могилах. Было уже много времени, но я хотела еще поискать и шла дальше. Когда прошла шесть рядов, у меня, помню, появилась надежда, что скоро найду, осталось немного, и  — действительно, на седьмом ряду нашла могилу с деревянным крестом, фотографией монахини на нём и надписью «Мир праху твоему». На табличке было написано «монахиня Ермогена» и ниже, на другой табличке, — «Вера Сергеевна Заломова (1905-31.03.1988)». Однако могила была чиста, ухожена и усажена цветами. Удивилась, что могила ухожена, и оставила записочку в целлофановом пакетике на земле, под лампадкой, с моим именем, телефоном и просьбой связаться со мной тому, кто ухаживает за могилкой, так как я родственница монахини Ермогены, а ничего не знаю о ней.

23 октября 2013 года, в день памяти Святого Преподобного Амвросия Оптинского, я приехала на Щербинское кладбище и попросила служащего в часовне священника протоиерея Николая Киселева отслужить панихиду на могиле монахини Ермогены. По дороге к могиле монахини Ермогены я рассказала отцу Николаю о своих поисках, о том, что никак не могу найти родных или кого-нибудь, кто знал хотя бы что-нибудь о монахине Ермогене. Отец Николай очень доброжелательно и внимательно отнесся к моей просьбе, тем более что сам он недавно издал книгу «Венец женской святости», и посоветовал узнать в конторе, за кем закреплена могила монахини Ермогены.
В конторе кладбища мне сказали имя женщины, которое мне было незнакомо. Я стала спрашивать у всех родственников, не знают ли они, кто это. И наконец тульские родные мне сказали, что это та родственница, которая живёт в доме, где жила Вера Сергеевна Заломова на 42 км. Они же сказали мне примерно название улицы, где находится дом на этой станции. Телефона родственницы у них не было.

Протоиерей Василий Николаевич Серебренников

И вот 4 ноября 2013 года, в день празднования Казанской иконе Пресвятой Богородицы, я поехала к этой родственнице на станцию 42 км. Спрашивая у людей, я постепенно нашла дом и познакомилась с ней. Она очень тепло меня встретила и рассказала, что монахиня Ермогена была прихожанкой храма Воскресения Словущего на Арбате и её духовным отцом был настоятель этого храма протоиерей Василий Николаевич Серебренников.
Интересно, что за могилой монахини Ермогены она не ухаживала, так как уже долгое время сильно болела и редко выходила из дома. Мне было непонятно, кто же ухаживает за могилой, так как я приезжала туда и видела, что кто-то был и приводил всё в порядок. И вот в конце ноября позвонила пожилая женщина Александра, откликнулась-таки на мои записочки на могиле монахини Ермогены. Она рассказала, что года три назад они шли с подругой от могилы их почившего приходского священника и обратили внимание на то, что могила монахини Ермогены не ухожена. Их никто не просил, а они по доброй воле стали ухаживать: покрасили распятие и цоколь ограды, посадили цветы и пропалывали их. Они были совсем чужие люди и ничего не знали о её жизни, а звали монахиню «наша Ермогена». Александра сказала мне: «А, видно, была на то воля Божия, что мы стали ухаживать за ней».

В декабре 2013 года я поехала в храм Апостола Филиппа на Арбате и стала после службы спрашивать у прихожан, не знают ли они монахиню Ермогену (Веру Сергеевну Заломову), которая была прихожанкой этого храма, духовной дочерью протоиерея Василия Серебренникова и почила 25 лет назад. Никто не знал, но потом меня познакомили с алтарником Николаем, который показал мне второе издание книги «Свеча Богу» о московском старце протоиерее Василии Серебренникове, в которой есть рассказ о монахине Ермогене, а позже дал прочитать первую часть дневников монахини Ермогены «О своей жизни». Николай дал мне телефон духовной дочери отца Василия — писательницы Татьяны Адольфовны Миллер, с которой я позже познакомилась. Татьяна Адольфовна много лет сотрудничает с издательством «Альфа и Омега», подготовила к публикации дневники монахини Ермогены в этом журнале. Потом постепенно я постаралась найти всех духовных чад отца Василия, которые могли быть знакомы с монахиней Ермогеной или что-то знать о ней.

Казанский храм села Шеметово

Интересна была встреча с Маргаритой Константиновной Большаковой, которая передала сохранившиеся у нее свои и монахини Гликерии воспоминания о монахине Ермогене, написанные вскоре после её кончины, когда всё ещё было свежо в памяти. Маргарита Константиновна сказала, что постриг монахиня Ермогена приняла от архимандрита Германа (Красильникова) в Казанском храме села Шеметово под Сергиевым Посадом. Удивительным было знакомство с Марией Семёновной (чувашкой), которая хорошо знала и Веру Сергеевну, и мою прабабушку Марию Сергеевну. Оказалось, что Мария Семёновна потеряла связь с нашей семьёй после смерти обеих сестёр (Веры Сергеевны и Марии Сергеевны) и ей это было очень грустно, так как она 25 лет молилась о моем дедушке, тёте и двоюродном брате, хотя ничего о них не знала. Поэтому, когда я позвонила ей и сказала, кто я, первое, что она спросила меня, было: «Наташа, как ты меня нашла?»

Помимо рассказов о монахине Ермогене, меня интересовал вопрос, где могут находиться оригиналы дневников монахини Ермогены, так как алтарник Николай дал мне только напечатанный на принтере вариант. Но никто об этом не знал. Однажды моё внимание привлекла надпись внизу этих листов: «Московский Свято-Данилов монастырь. Издательство «Даниловский благовестник». Тогда я подумала, что, может быть, дневники монахини Ермогены были напечатаны издательством Данилова монастыря, и поехала в монастырь в январе 2014 года. Сначала в библиотеке Данилова монастыря я просмотрела журналы «Даниловский благовестник» с 1992 по 1998 год, но в них не было публикации. Мне посоветовали обратиться в редакцию «Даниловского благовестника», где я познакомилась с Натальей Сергеевной Шапошниковой и Татьяной Викторовной Петровой. На мой вопрос о монахине Ермогене, духовной дочери протоиерея Василия Серебренникова, который был знаком с Преподобноисповедником Георгием (Лавровым), архимандритом Даниловским, Татьяна Викторовна сказала, что о Преподобноисповеднике архимандрите Георгии недавно писала Ирина Михайловна Быкова, и дала её телефон. Сразу из редакции я позвонила Ирине Михайловне, и оказалось, что она была знакома с протоиереем Василием Серебренниковым и по его благословению сохранила в электронном виде дневники матушки Ермогены. Вскоре Ирина Михайловна прислала мне все дневники монахини Ермогены. Это, конечно, было чудо.

Прочитав все дневники, мне очень захотелось поделиться ими со своими родными и

Могила архимандрита Германа (Красильникова) за Святым Алтарём Казанского храма села Шеметово

знакомыми близкими людьми, что я постепенно и делала. Продолжала я и поиски оригиналов дневников монахини Ермогены и маленькой иконы Священномученика Патриарха Московского и всея Руси Ермогена, которой пророчески благословил перед своей мученической кончиной настоятель храма Двенадцати Святых Апостолов в Туле Новомученик протоиерей Петр Павлушков Веру Сергеевну Заломову. Оригиналы дневников и икону я так и не нашла, но за эти пять лет познакомилась с очень многими глубоко верующими и интересными людьми, которым очень благодарна за бескорыстную помощь и поддержку. У священников — протоиерея Николая Ведерникова, протоиерея Василия Бабурина, протоиерея Сергия Князева, протоиерея Владимира Воробьева, протоиерея Вячеслава Смирнова, игумена Ионы (Займовского), которые лично знали протоиерея Василия Серебренникова, я просила благословение на устройство места памяти монахини Ермогены и ее духовных отцов  —  Новомученика протоиерея Петра Павлушкова и протоиерея Василия Серебренникова на месте родового дома в Туле, где жила в начале прошлого века семья Заломовых. Протоиерей Николай Ведерников, который помнит и отца Василия, и монахиню Ермогену, и поминает их в своих молитвах, сказал, что желание это хорошее и если Богу будет угодно, то так и будет, и он благословляет на это (Это мои слова все-таки, дословно не могу сказать).

Не менее удивительным для меня было положение дел в Туле. Прежде всего, хочу сказать, что я никогда не была в Туле в детстве и юности. Мои дедушка с бабушкой и мама имели тёплые дружеские отношения с одной родственницей в Туле, ездили друг к другу в гости, но меня никогда с собой не брали. Первый раз в своей жизни я поехала в Тулу 30 декабря 2013 года, в день ухода из земной жизни в жизнь вечную протоиерея Василия Серебренникова (родился 30.10.1907 года – преставился ко Господу 30.12.1997 года), именно для того, чтобы увидеть храм Двенадцати Святых Апостолов,

Храм Двенадцати Святых Апостолов города Тулы

настоятелем которого в начале прошлого века был Новомученик протоиерей Пётр Павлушков, а Вера Сергеевна и вся семья Заломовых были прихожанами. Также я хотела найти могилу Заломовых на Всехсвятском кладбище и поискать родных, которые могли бы хоть что-то рассказать мне о монахине Ермогене. С Божией помощью все это осуществилось. В «Одноклассниках» я обратилась ко многим женщинам с фамилией Заломова, и одна из них оказалась четвероюродной сестрой моей мамы. С помощью архивных справок и этой родственницы мы составили родословную, занявшую в ширину 4 метра! В нашем роду Заломовых было много многодетных семей; например, у монахини Ермогены было 16 братьев и сестёр, а у ее отца — 8 братьев и сестёр. И только теперь я увидела фотографию моих прапрадедушки Сергея Ивановича и прапрабабушки Александры Семёновны, а также прапрапрабабушки Акулины Ивановны.

Узнав место захоронения семьи Заломовых на Всехсвятском кладбище (а это 14 могил) и познакомившись с родственниками, я предложила им отслужить на кладбище панихиду по усопшим родным из рода Заломовых. И вот в августе 2015 года любимый многими Тульский батюшка протоиерей Владимир Патрин отслужил с нами первую панихиду, а в августе 2016 года — вторую. Всех нас объединила общая память о праотцах, которая как бы вновь всколыхнулась дневниковыми записями монахини Ермогены и многими сохранившимися фотографиями. У священников в Туле — протоиерея Владимира Патрина и у настоятеля храма Двенадцати Святых Апостолов протоиерея Льва Махно я также просила благословение на устройство места памяти монахини Ермогены и двух её духовных отцов — Новомученика протоиерея Петра Павлушкова и протоиерея Василия Серебренникова. Побывав в Тульской духовной семинарии, я узнала, что материалами о Новомучениках и Исповедниках Церкви Русской занимается проректор Тульской духовной семинарии по учебной работе протоиерей Игорь Агапов. Ему я выслала дневники монахини Ермогены, а он прислал мне житие Новомученика Петра Павлушкова. Конечно, я была ему очень благодарна за это и теперь узнала вполне, что за человек был Новомученик

Храм Новомучеников и Исповедников Церкви Русской в Тесницком лесу

протоиерей Пётр и какая нелёгкая была у него судьба. Размышляя обо всём прочитанном и узнанном, я часто вспоминала слова монахини Ермогены из её дневников о том, что отец Пётр «очень любил нашу семью», «был больше, чем родным отцом для всех», особенно после смерти мамы большого семейства, когда на плечи юной Веры легли все заботы о младших братьях, сестре и пожилом отце. Вспоминала и то, что семья Новомученика протоиерея Петра, его матушка и пятеро деток, любили Веру «как родного человека», «переживали за все ей предстоящие трудности и скорби», которые должны были последовать после согласия Веры занять место ктитора в храме Двенадцати Святых Апостолов в 1937 году. И мне захотелось передать дневники монахини Ермогены потомкам отца Петра, думая, что, может быть, они не знают всего этого. Спросила у священников в Туле, живы ли дети и внуки Новомученика протоиерея Петра, но мне ответили, что о судьбе потомков Новомученика протоиерея Петра ничего неизвестно, что, скорее всего, все погибли. Мне было очень горько это услышать. И тогда подумала, что если у Новомученика протоиерея Петра не осталось никого из родных, то в благодарность о заботе и любви к нашей семье, я тем более буду заботиться об увековечивании памяти этого Святого человека. Из жития Новомученика протоиерея Петра Павлушкова мне стало известно, что он был захоронен после своей мученической кончины где-то в Тесницком лесу под Тулой.

16 сентября 2016 года, в день празднования Собора Новомучеников и Исповедников Церкви Русской города Тулы, в храме Новомучеников и Исповедников Церкви Русской в Тесницком лесу митрополит Тульский и Ефремовский Алексий служил Божественную Литургию. В этот день я приехала в Тесницкий лес, а потом приезжала туда ещё несколько раз в день кончины Новомученика протоиерея Петра Павлушкова 23 ноября, в день памяти Священномученика Никиты (Прибыткова), епископа Белевского — 3 января, в день кончины Преподобномученика Исаакия (Бобракова), архимандрита Оптинского — 8 января, в день празднования Собора Новомучеников и Исповедников

Тесницкий лес

Церкви Русской в первое воскресенье после 25 января по православному церковному календарю. В каждый свой приезд на это поистине Святое место я от всего сердца молилась Святым Мученикам за веру Христову, «показавшим многим путь ко спасению» (слова из акафиста Новомученикам и Исповедникам Церкви Русской, кондак 7).

Наталья Алексеевна Курхина, февраль 2017 года

 

Биография монахини Ермогены:

 

Вера Сергеевна Заломова (монахиня Ермогена), согласно записям в метрической книге Покровской церкви города Тулы, родилась в глубоко верующей православной семье мещанина Сергея Ивановича и Александры Семеновны Заломовых 4 августа 1905 года и была крещена 9 августа этого же года.
Несмотря на отличное окончание ею школы и желание продолжить учиться в высшем учебном заведении, этим помыслам не удалось свершиться. В связи со скоропостижной смертью от туберкулеза мамы в возрасте пятидесяти четырех лет, на двадцатидвухлетнюю Веру Заломову легли обязанности по управлению семейным хозяйством и воспитанию младших братьев и сестер.
Помимо работы по дому, она успевала заниматься с сестрами и девочками дошкольного возраста, которые проживали поблизости. Она готовила их к учебе, занималась с ними рукоделием и танцами. Тяжелый труд по дому и вера в Бога закалили ее.
Первым ее духовником был протоиерей Петр Иванович Павлушков. Он был настоятелем храма Двенадцати Святых Апостолов в Туле, располагавшегося недалеко от дома юной Веры Заломовой на улице Воронежской (ныне улице Оборонной). Сюда она постоянно ходила на службы, исповедовалась и причащалась Святых Христовых Таин. Отец Петр был также духовным отцом всей семьи Заломовых. В период репрессий протоиерей Петр Иванович Павлушков 9 сентября 1937 года был арестован — и больше его Вера Заломова не видела. Перед арестом отец Петр пророчески благословил свою верную прихожанку образом Святителя Ермогена, Патриарха Московского, чудотворца.
На основании следственного дела № 7967, по решению тройки при управлении НКВД по Тульской области, 19 ноября 1937 года Павлушкову П.И. «за контрреволюционную деятельность, борьбу с Советской властью и пропаганду фашизма» был вынесен смертный приговор, и 23 ноября 1937 года он был расстрелян. Впоследствии протоиерей Петр Иванович Павлушков был причислен к лику Новомучеников.
После ареста отца Петра Вера Сергеевна переезжает из Тулы в Подмосковье (ныне «Платформа 42-й км» по Казанскому направлению) к младшей сестре, помогая ей в строительстве дома и организации быта.
По окончании Великой Отечественной войны, по воле Божией, она знакомится с отцом Василием Николаевичем Серебренниковым и становится прихожанкой храма Воскресения Словущего на Арбате, в котором он был настоятелем.
Впоследствии протоиерей Василий Николаевич Серебренников становится духовным отцом Веры Сергеевны. По благословению отца Василия она начинает прислуживать в храме Воскресения Словущего на Арбате, выполнять различную работу и послушания своего духовного отца.
По его благословению Вера Сергеевна Заломова в 1970 году принимает монашеский постриг от архимандрита Германа (Красильникова ) в Казанском храме села Шеметово.
С этого момента монахиня Ермогена полностью посвящает себя служению Богу, помощи своему духовному отцу и руководству общинкой сестёр по благословению отца Василия.
Вера Сергеевна Заломова умерла 31 марта 1988 года и похоронена на Щербинском кладбище.

____________________

Автор статьи, Наталья Алексеевна Курхина, по благословению священника помогает организовывать паломнические поездки из Москвы в Тесницкий лес 4 раза в год: 16 сентября, 23 ноября, 8 января и в первое воскресенье после 25 января. 8 января по традиции в Тесницкий лес приезжают монахи Оптиной Пустыни поклониться своему убиенному 8 января 1938 года и захороненному в Тесницком лесу архимандриту Исаакию (Бобракову).

(95)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *